бей;
у меня редко получается хорошо или просто понятно сформулировать собственные мысли.
как сейчас, например. я даже сомневаюсь, зачем я пишу это сюда. наверное, потому, что мне всё равно, кто что подумает, но внутренний эксгибиционизм требует показать то, о чём я думаю.
здесь тихо, смирно и хорошо.

очень сложно выразить то, что у меня на уме, когда слушаешь песню, которая сносит тебе крышу.
таких у меня две.
bitter end стала точкой отсчета моей сознательной жизни.
crying lightning меня морально сломала. у меня есть небольшая склонность к драматизму, верное дело.)

первая - мой культ. если связать ее с цветом, то она есть тот синий, который я люблю больше всех; небесно-морской. мне подарила её Ида, и это никогда не будет мной забыто. 2008 год, когда она для меня случилась, когда перевернула мой привычный серый уклад, разрисовав его синим.
я слушаю её, когда мне больно. сбрасываю свои эмоции. и она тоже делает мне больно, служа пыточным напоминанием о моём предательстве, но перестать слушать её подобно самоубийству.

crying lightning - не культ, а болезненный фетиш. любое, самое крошечное напоминание о ней - слово, картинка, тучный запах dunhill, острые шпили дома, который я обожаю, закат - побуждают к неконтролируемому переслушиванию. что бы другое у меня ни играло, что бы другое мне ни хотелось слушать, я ставлю её на повтор. и не могу деться от этого.
это под неё росла моя самооценка, как надувается целлофановый пакетик, если направить его по ветру, а потом, по возвращении домой, от неё оставались жалкие ошметки. под неё случилось позорное расставание. она у меня была даже не в наушниках, а в голове весь сентябрь-ноябрь прошлого года.
она тоже делает боль. наводит морок и тянет к себе, как будто ничего кроме неё нет. больная, изуродовавшая фиолетовая песня.

чувствую себя так, словно сама себе аккуратно вскрыла ножницами грудь и выпустила всю эту черноту наружу.
или как будто меня вырвало.